Топ-100

Онлайн трансляция | 12 сентября

Название трансляции

" width="100%" height="420" frameborder="0" allowfullscreen>

Интервью

31.10.2015

НЕ ИЩИТЕ ВРАГОВ СРЕДИ БЛИЖНИХ

митрополит Павел

Ранним утром следующего дня после нашей беседы о празднике Покрова Пресвятой Богородицы Наместник Святой Успенской Киево-Печерской Лавры митрополит Павел улетел в Иерусалим. Если посчитать все командировки, официальные делегации, паломнические поездки и встречи по приглашению православных Патриархов, то это было уже 57 посещение владыкой Святого Града.

По возвращению митрополит Павел всегда делился с нами впечатлениями от пребывания в святых местах. А послушать это неизменно интересно и поучительно. Тем более что и самому владыке каждая поездка приносила или новые переживания в духовной жизни, или открывалась новыми познаниями в истории, археологии, культуре Православия первых и ранних веков.

Вот и в этот раз мы с нетерпением ожидали возвращения Наместника Лавры. Программы пребывания владыки на Святой Земле у нас не было, и потому известие, что митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел совершил Божественную Литургию на Гробе Божией Матери в Гефсимании, отозвалось в сердце особой радостью. Затем следующая новость – владыка возглавил Божественную Литургию на месте Рождества Христова в Вифлееме , которую вместе с ним служил Патриарший Местоблюститель храма Рождества Христова архиепископ Иорданский Феофилакт. Это вызвало уже настоящее восхищение. А сообщение о том, что Блаженнейший Патриарх Святого Града Иерусалима и всея Палестины Феофил III отметил митрополита Павла высшей наградой Иерусалимской Церкви – Золотым Крестом Священного Братства Всесвятого Гроба Господня, наполнило гордостью за нашего духовного отца и наставника, за нашего дорогого владыку Наместника.

Когда мы с руководителем Интернет-отдела Лавры архимандритом Иларионом пришли на интервью, то в приемной, как всегда, увидели множество ожидающих аудиенции с архиереем. И нам, несмотря на назначенный час, пришлось подождать – митрополит Павел, как правило, не отказывается принять уже пришедших людей, даже если у него появляются неотложные дела. Впрочем, время ожидания не прошло зря – когда появляется такая возможность, я наблюдаю за людьми, слежу за их мимикой и пластикой, стараюсь понять их внутреннее состояние. Признаюсь, владыка чем-то неуловимо отличался от себя всегдашнего – знакомого и привычного.

Он говорил, улыбался, давал какие-то указания, но в то же время было видно, что между ним и окружающей действительностью стоит как бы незримая завеса. Это было даже немного странно, поскольку владыка неизменно открыт и искренен в общении. Но сейчас в его поведении явно угадывалось желание побыстрее закончить с текущими вопросами и остаться наедине с самим собой. И тут меня осенило: владыка напоминал человека, только что принявшего Святых Христовых Тайн и желающего как можно дольше удержать в себе эту благодать, не расплескать ее в разговорах и суетных делах. Может быть суть в том, что еще вчера он был в Иерусалиме, где каждый камень дышит Христом, а узенькие улочки навечно наполнились Его болью и страданием?

Эти мои наблюдения и определили первый вопрос.

— Владыка, мне показалось, или Вы на самом деле как-то неуловимо изменились после посещения Иерусалима?

— Вы не ошиблись. Действительно, после приезда из Иерусалима или других святых мест я чувствую себя совсем по-другому. Душа каким-то непостижимым образом освобождается от того тяжелого груза мыслей и суетных переживаний, который со временем начинает угнетать или приводить в беспокойство. Вместо этого душевного мусора она наполняется тонкими переживаниями, возводящими ее на определенную высоту. Согласитесь, трудно остаться равнодушным в местах, наполненных благоуханием святости. Именно в таких местах наиболее полно ощущается Божественная благодать «немощна́я врачующая». Вот и мои немощны́е оскудевающие телесные силы она укрепляет и дает им созидательную энергию.

Божьей милостью я уже 57 раз посетил Святой Град Иерусалим и каждый раз еду туда как в последний. Я многое в своей жизни делаю так, будто это будет в последний раз. Боюсь чего-то не успеть, пропустить, упустить… Особенно остро такие чувства проявились после перенесенных болезней, которые Господь послал через разных людей за грехи мои. И поэтому теперь я спешу жить. А это значит, что нужно сделать как можно больше добрых дел во славу Божью. Потому что не знаем, каким будет наш завтрашний день и настанет ли он вообще. Ведь мы видим, что происходит в нашей стране, что происходит в мире. Не дай бог и у нас будет так, как на Ближнем Востоке или в Африке, где христиан, как в первые века, гонят и убивают.

Прекрасно понимаю, какая огромная ответственность возложена на меня, и с моим «ангельским» в кавычках характером я обязан совершить все, что мне предназначено Господом. Как говорится, я не умею ни молиться, ни трудиться, но хочу и полагаю все силы на то, чтобы наша святая обитель была «небеси подобна». Она и есть небеси подобна, и моя задача – удержать ее на той высоте и в той чистоте, на какие она была поднята моими предшественниками.

И я бесконечно благодарен братии, по молитвам которой Господь посылает мне силы, за их труды по восстановлению и украшению обители. Но сильнее всего я чувствую поддержку преподобных и Богоносных отцов наших Антония и Феодосия и всех преподобных Печерских. Они на земле плотью, а святой душой своей – перед Престолом Божьим. Они молятся перед Престолом Божьим, а чудеса совершаются на земле. Это не подвластно человеческому пониманию, не поддается логическим построениям и научным исследованиям. Принять и осознать это может только тот, кто верит и доверяет Христу и Его Церкви.

Это и определяет нашу вторую задачу – привести людей к Богу, чтобы они увидели Его величие, поняли настоящую красоту и почувствовали настоящую любовь. Поэтому мы не только украшаем обитель и реставрируем храмы, а и проповедуем. Я твердо убежден, что в душе всякого человек, видящего крест, зарождается что-то духовное, сакраментальное. Но у каждого человека свой путь к Богу, у одного короткий, у другого – длинный, а кто-то так и проходит мимо Узкого Пути. К сожалению, большинство людей приходят поздно, но и их Господь не отвергает. Как в притче о работниках в винограднике, рассказанной Самим Спасителем, Он дает одинаковую плату и тем, кто пришел в третьем часу, и кто пришел в шестом, и в одиннадцатом.

Многие не могут понять монахов. А ведь я когда стою в храме, то даже не чувствую усталости. Хотя по монастырскому уставу служба идет 3-4 часа. И мне очень легко. Но вот прихожу домой, и суета сразу сказывается и на настроении, и на самочувствии. Но мы живем в этом мире и никуда нам от этого не деться. Когда-то преподобные святые мужья уходили от мирского зла в пустыню, где хранили свой дух в непорочности и чистоте. Но теперь все перевернулось, встало с ног на голову. Сейчас мы все живем в пустыне, только духовной. Особенно это касается нашей молодежи. Смотрю на них, спешащих на зрелища в «Арсенал», на Певческое поле, смотрю, как они проходят мимо Царства Небесного, даже не склонят головы перед Живоначальной Троицей и Спасителем мира. Проходят мимо икон, мимо тысячелетней истории своего спасения. А куда идут?

Умирая, люди часто призывают священника. И мы верим, что когда священник читает разрешительные молитвы и причащает Животворящих Тайн Христовых, человеку прощаются его прегрешения. Потому что Господь непреложно сказал: «Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на Небе. И что разрешите на земле, то будет разрешено на Небе». А апостол Иоанн приводит еще одни слова Спасителя: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем». Потому эти Благодатные Дары, данные Господом, всегда были, есть и будут в людях живых. И у святых благодатная сила не иссякает.

Здесь, думаю, будет уместно рассказать об одном человеке, нашедшем свой Путь. В прошлые мои посещения Святой Земли нашим сопровождающим был румынский еврей Даниил. Он много помогал нам, нашим паломникам, был знаком с Блаженнейшим Владимиром и очень любил его. Он хорошо знал русский язык, так что проблем в общении не было, и у нас сложились теплые отношения, мы могли и пошутить, и поговорить о серьезных вещах.

Я всегда ему говорил: «Крестись», но он неизменно уклонялся, мол, время еще не пришло, а как придет – тогда сразу. И вот он внезапно заболел и попал в госпиталь. Там-то он и позвал к себе матушек с Горнего монастыря и попросил их: «Крестите меня сейчас, я сегодня умру». Они отвечают, что не в праве этого делать, поскольку они женщины и не имеют священного сана. Он настаивает: «Крестите по сокращенному чину, а батюшка если успеет, то окрестит как положено».

Покрестили его, как это позволено делать с умирающим человеком, потом быстро позвали священника и тот успел не только совершить Таинство Крещения, но и причастил новорожденного христианина Святых Христовых Тайн. Батюшка спрашивает, как его отпевать. Тот отвечает, что о теле пусть не беспокоятся, пусть оно идет в «их» руки, то есть иудеев. А за душу его батюшка только что побеспокоился. И через два часа после Таинства Причастия он умер.

Я сейчас молюсь за него, имею такое дерзновение. И мне радостно от того, что еще одна душа пришла к Господу, обрела Небеса, а не попала в преисподнюю. К чему я все это рассказал? Даниил этот родился в еврейской семье, жил в стране, в которой более 80% населения исповедуют иудаизм, 15% — ислам, и только 2% — христианство. Служил и работал в МОССАД, то есть, был государственным человеком. И вот, под самый конец жизни он нашел свой Путь, нашел своего Христа.

Так что я молюсь о том, чтобы люди как можно раньше пришли к Спасителю, не тратили зря драгоценные минуты жизни, срок которой отмерян не нами и нам неизвестен. Я очень хочу, чтобы молодежь наша шла не на Певческое поле, где устраивают языческие пляски и игрища, а сворачивала на триста метров раньше и направляла свои стопы к преподобным Печерским, соединяла свои молитвы с их святыми молитвами, стремилась стать достойной вкушения Святых Христовых Тайн.

— Владыка, Таинство Причастия везде одинаково, в маленьком храме или большом соборе. Тем не менее, думаю, свершая Божественную Литургию на Святой Земле Вы испытывали какие-то особенные чувства?

— Это совершенно непередаваемые ощущения. Ведь там, в Назарете, мы получили Благовещение о нашем спасении. В Вифлееме, на месте Рождества Христова, началось наше спасение, а на Голгофе наше спасение окончательно совершилось. Эти места напоминают нам о Небе на земле. О Чудотворном Слове, о Творческом Слове. Христос родился по Своему хотению спасти меня. Он по Своему хотению посылает Архангела благовестить Божией Матери и всем нам радость, что пришло время, когда Дева примет во чреве и сотрет главу змия. Без мужа рождается Плод Святой, Спаситель Мира. Адам был сотворен Богом без жены, а Христос рождается без мужа – насколько глубокий таинственный смысл Слова Божьего.

И здесь уже все свершилось: Голгофа, Гроб, Камень Помазания… Все свои душевные переживания я оставляю еще в Киеве, и, сев в самолет, становлюсь духовным гражданином Града Иерусалима, совсем по-другому начинаю чувствовать все окружающее. Наверное, не только я, а и каждый христианин в душе своей становится соучастником Иосифа, Никодима и Жен-мироносиц, которые помазывают Тело. А если поднимешься несколько ступеней вверх, то перед тобой откроется Гологофа – Крест, вонзающийся в землю, разрушающий силы ада. Мой грех собственный и грех первородный разрушен. Я выхожу оттуда, из преисподней, еще не войдя туда. Господь, находясь на Кресте, ждет меня. Его руки раскинуты, Он хочет обнять меня, невзирая на все мои недостатки. И когда я приближаюсь к Нему, то Крест открывает мне Небеса. Как вы думаете, какие чувства охватывают христианина, стоящего возле Голгофы?

А еще есть Гроб Господень, в котором полагается Пречистое Тело Бога Творца и Спасителя. Кстати, в самом Гробе есть икона «Умиление». Она висит не вплотную к стене, и если ее немного приподнять, то откроется часть той скалы, которая видела Спасителя во Гробе. Конечно, паломникам это делать не разрешается, но я имею счастье быть знакомым с хранителем ключей Гроба Господнего, с епископатом Храма, и они показали мне кусочек этой скалы. Так что каждый клочок, каждая пядь Святой Земли для меня дороги, потому что это Небо на земле, это общение со святостью, это телесное прикосновение к тому, чего касался и Сам наш Господь Иисус Христос.

— Владыка, Вы только говорите об этом, а у меня уже начинает учащенно биться сердце. И не могу не задать вопрос, может быть очень личный, сокровенный. Что Вы чувствовали во время молитвы в Кувуклии?

— Если я пришел к Господу, если я покаялся, то для меня рождается отдельный мой Христос. Он рождается именно для меня, это мой Спаситель. Он сначала родился во Вселенной для всего человечества, а затем, в душе каждого отдельного человека, Он рождается вновь и вновь. Он приходит ко мне и стучит в мои двери. И ждет, что именно я ему открою и введу в горницу своей души. Он воскресает передо мной, дает мне образ Своего воскресения и утверждает меня в моей вере.

Поэтому, когда захожу в Кувуклию Гроба Господнего, только приступаю к камню, на котором сидел Ангел, забываю все. Сколько раз ловил себя на мысли, что еще перед Храмом хотел помолится о том и о том, попросить того или этого, но как только захожу во Гроб, забываю, как меня зовут. Начинают слезы течь рекой и кроме благодарения Богу нет никаких других мыслей. И так произошло вот уже 57 раз – только благодарение и рыдание покаянными слезами.

А уже когда совершаю Богослужение, тогда выливаю боль своей души. В этот раз я сподобился служить дважды, из которых один раз владыка Феофан, архиепископ Герасский, дал мне возможность практически возглавлять Литургию. И то, что я прошу, поверьте, Господь посылает. Я очень молился на Гробе Господнем за одного человека, и Спаситель услышал. И еще молился за наших… журналистов. Я просил: «Господи, одари их Своею любовью. Открой им тайну бытия, дай им светлый ум, чтобы они писали о Тебе воскресшем».

И это искреннее мое желание, потому что большинство нынешних журналистов, кроме лжи, похоти и ненависти ничего в мир не приносят. Они не гнушаются ничего и как пример могу привести те тонны грязи, которые они вылили на меня и на Лавру во время моих продолжительных неизлечимых болезней. Сейчас многое открывается, а тогда в Феофании говорили: что вы с ним возитесь, все равно ему осталось жить всего ничего. Но Господь во мне немощно́м показал силу своей благодати. Я знаю, вы тоже были в Храме Гроба Господнего, заходили в Кувуклию, какие у вас были чувства? Мне было трепетно, я стоял и видел перед собой воскресшего Христа, милующего и спасающего меня.

— Владыка, Вы упомянули журналистов, несущих всякую ложь и неправду. Но ведь есть факты, которые просто невозможно переврать. Например, что Наместник Успенской Киево-Печерской Лавры митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел служил Божественную Литургию вместе с Патриархом Святого Града Иерусалима и всея Палестины Феофилом III. Значит, авторитет Украинской Православной Церкви, Киево-Печерской Лавры и лично Ваш высоко признан Всемирным Православием.

— Вы будете удивлены, но и здесь журналисты умудрились найти возможность для своих собственных измышлений. Патриарх очень спокойный, рассудительный человек. Я бы сказал, человек мира. Он не признает никаких чинопочитаний. К нему приезжают лидеры государств и политические деятели, миллиардеры и представители мировой научной и культурной элиты. И в разговорах Патриарх, невзирая на лица, прямо указывает на беззакония, совершаемые человеком. Не персонально, а в глобальном масштабе.

Так вот он сказал о том, что ныне совершается в Украине. Не понравился некоторым его призыв жить в мире с Россией. Перекрутили, переврали… Но Святейший Патриарх еще раз повторил: «У вас нет никакого агрессора, кроме самих себя». И что тут добавить? Хотели его представить как какого-то украинофоба, но не получилось, потому что, вы правильно заметили, факты, все таки, — упрямая вещь. Патриарх Иерусалимский ведь действительно очень переживает за нашу страну. Сейчас не только в Украине, России и Беларуси, а и в Израиле, на Святой Земле, во всех храмах читается молитва о Украине.

Поэтому выдумывать что-то свое, подменяя правду, вдаваться в ненужные размышления или, вернее сказать, лукавые мудрствования – это грешно. И тут добавлю, что я служил не только со Святейшим Феофилом. Я служил с Патриархом Александрийским и всей Африки Феодором ІІ, с Католикосом-Патриархом Грузии Илиею ІІ, с Предстоятелем Элладской Православной Церкви Архиепископом Афинским и всея Эллады Иеронимом II, с Митрополитом Варшавским и всея Польши Саввой, с Патриархом Болгарским Неофитом – они все переживают за Украину. Потому что мы все – одна семья. Между нами нет национальностей, нет сословного и классового разделения, нет деления на тех, кто выше, кто ниже. Есть только одна общая боль за православную страну и за судьбу православного народа.

— Владыка, Вы назвали имена некоторых Патриархов, с которыми у Вас было совместное Богослужение. Но ведь такой чести удостаивается не каждый архиерей даже самого высокого сана?

— Не каждому. Но есть у них, по-видимому, какие-то свои резоны, о которых я не могу даже догадываться. Этот вопрос, по сути, нужно было бы задать Патриархам. Я же о каждом из них храню самые теплые и дружеские воспоминания. Светлая память осталась у меня от общения и служения с Патриархом Сербским Павлом. Это святой человек и святость его была видна уже при жизни. Я служил с Патриархом Болгарским Максимом, с Митрополитом Варшавским и всея Польши Василием, с Архиепископом Афинским и всея Эллады Христодулом. Не знаю, за какие такие заслуги Господь дал мне милость служить с этими святыми людьми.

В 17 Псалме есть такие строки: «С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранными избран будеши, и со строптивым развратишися». Может быть, через этих людей Господь давал мне возможность прикоснуться к святости, научиться чему-то, почувствовать что-то такое, что я бы не почувствовал больше ни при каких других обстоятельствах? Не знаю! И, тем не менее, я немного, но служил с Патриархом Московским и всея Руси Пименом, с Патриархом Алексием ІІ. Конечно же, служил с нашим Блаженнейшим Митрополитом Киевским и всей Украины Владимиром. Я служил со всеми Вселенскими Патриархами, которые были на моем жизненном пути, начиная с 1980-годов. И все названные мной люди, я видел и понимал это, мученики и исповедники Христовы. И они хранят меня от всякой неправды и злости, совершаемой в мире.

— В этой связи отмечу, что во время нынешней поездки Вы были отмечены высшей наградой Иерусалимской Православной Церкви – Орденом Святого Гроба Господня, причем самой высокой его степенью – Золотым Крестом. Насколько я знаю, этот орден редкий, поскольку им, за небольшим исключением, награждают только лидеров государств и выдающихся церковных деятелей. И поводы для такого награждения четко определены: за значительный вклад в поддержку и развитие традиций христианства, межконфессиональный диалог для обеспечения религиозного согласия и мира или за заслуги в деле сохранения христианских святынь в Святой Земле. Вы не могли бы рассказать, как проходило награждение и с какой формулировкой Вас удостоили такой высокой и редкой награды?

— Сразу скажу: это не моя награда. Это награда Святой Успенской Киево-Печерской Лавры, всей братии. Мне ее только вручили. Признаюсь, я давно хотел быть удостоенным именно этой награды. Не потому, что она, как вы правильно заметили, редкая, а потому, что всегда хотел быть причастным к Братству Святого Гроба Господня. Конечно, я знал, что недостоин, но желание стать святогробцем все равно не оставляло меня. И вот, сподобился! А формулировку нужно посмотреть в Наградной грамоте. Так, значит, «Провозглашаем Преосвященного митрополита Вышгородского и Чернобыльского Павла Высшим Таксиархом Ордена Православных Крестоносителей Всесвятого Гроба и вручаем ему соответствующий Крест (золотой Крест с короной, венцом и звездой) в вознаграждение благочестия и укрепление ко Всесвятому Гробу и Святейшей Матери Церквей благоговейного его расположения».

Само награждение прошло тихо и спокойно. Мне сказали, что Блаженнейший Патриарх Святого Града Иерусалима и всея Палестины Феофил III ждет меня в своем кабинете. Я приехал, ко мне подошел его секретарь отец Варфоломей, уточнил мои титулы. Я даже и подумать не мог, для чего это нужно. Затем меня пригласили к Патриарху, он поприветствовал меня (мы с ним давно знакомы), поблагодарил за приезд и в конце говорит: «Владыка, я хочу удостоить Вас высокой награды Иерусалимской Церкви».

Тут вносят знакомую мне коробочку – видел такие, когда награждали Бориса Ельцина, Леонида Кучму – и я понял, какой именно награды. Не скажу, что для меня это был шок, но очень сильное потрясение. В конце 1990-х годов я мечтал, чтобы только прикоснуться к этому кресту, а сегодня Господь удостоил меня стать членом Святогробского братства. Для меня это величайшая честь, но еще раз повторю, считаю что это награда нашей Украинской Православной Церкви и Святой нашей обители. Я благодарю Бога, Блаженнейшего Патриарха Феофила, Блаженнейших Митрополитов Владимира и Онуфрия, и мою братию, которая помогает мне нести мой жизненный крест.

— А мы благодарим Вас, Владыка, за интервью, и желаем многих лет бодрости, здоровья и душевного подъема в Ваших трудах.

Беседовал Олег АФОНИН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Редакция сайта www.lavra.ua

Еженедельная рассылка только важных обновлений
Новости, расписание, новое в разделах сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: