Топ-100

Онлайн трансляция | 12 сентября

Название трансляции

Архив публикаций

18.08.2015

ПОСТ КОРОТКИЙ, НО СТРОГИЙ

В продолжение Успенского поста
 
В начале каждого многодневного поста мы стараемся настроиться на преодоление этой духовной дистанции. Но в отличие от олимпийского старта, к которому спортсмен подходит в своей наилучшей форме, а на финише остается без сил, духовный старт предпринимается как раз для того, чтобы, сделав некий рывок, совершив усилие, к окончанию поста подойти еще более сильным и свежим. В этом и заключается смысл любого самоограничения: отдавая силы физические и напрягая свою волю для молитвы и богослужения, взамен получить от Бога силы духовные для встречи и осмысления великих христианских праздников, которые завершают многодневные церковные посты.

Кратким отрезком на длинном протяжении церковного года представляется нам двухнедельный Успенский пост. Он, действительно, довольно строгий: рыба разрешается только на праздник Преображения Господня — 19 августа. В понедельник, среду и пятницу полагается сухоядение, то есть, невареная еда, во вторник и четверг – горячая пища без масла, и только в субботу и воскресение дозволяется горячая пища с маслом. Так об этом говорит церковный Устав, но, конечно, не у всех есть возможность строго поститься. Поэтому каждый раз, готовясь к посту (или уже начав его), мы рассчитываем свои телесные силы, если нужно, берем благословение на послабления по немощи и, самое главное, стараемся наметить какие-то духовные вершины, достижение которых и является главным содержанием любого поста.
 
Уже много раз говорилось о том, что пост телесный – это  основание, почва для того, чтобы из него мог родиться настоящий пост души. По слову аввы (так в древности называли настоятеля православного монастыря) Дорофея, «мы не в пище только должны соблюдать меру, но удерживаться и от всякого другого греха, чтобы, как постимся чревом, поститься нам и языком, удерживаясь от клеветы, от лжи, от празднословия, от уничижения, от гнева и, одним словом, от всякого греха, совершаемого языком… поститься и глазами, то есть не смотреть на суетные вещи, на давать глазам свободы, ни на кого не смотреть бесстыдно и без страха… и руки, и ноги должно удерживать от всякого злого дела».

Делающий так может надеяться на то, что путь его поста будет верным, и в конце он увидит в себе не утомленное тело, озлобленную душу и остывшее сердце, но духовному зрению его откроется до того сокровенный смысл праздника Успения.

Что же может воспрепятствовать нам бодро, даже с учетом телесной немощи, болезней или старости, пройти постный путь? Прежде всего, это ослабление воли, как одного из самых поврежденных грехом проявлений личности человека. Двоящиеся мысли не только лишают человека твердой опоры для совершения любого доброго дела, но, сочетаясь с расслаблением, скорее склоняют нас ко греху. Конечно же, мы восклицаем вместе с апостолом Павлом: «Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех», но выбор в пользу греха – это всегда произволение самого человека. Замечательно сказал о таком произволе святитель Феофан Затворник: «Много греха и в каждом лице, и в обществе: но все это не должно и нас определять на грех. Грех всегда дело свободы: борись, и не падешь. Падает только тот, кто не хочет бороться. Отчего не хотим бороться? На хотенье и нехотенье нет устава: хочу, потому что хочу, и не хочу, потому что не хочу; самовластие — вот источное начало, дальше его нельзя идти».

Укрощение собственной воли и ее конечное исцеление – вот в чем суть поста, а отнюдь не в том, чтобы не есть какие-то определенные продукты. Но дело это, конечно, не одного месяца или года, порой вся жизнь пройдет, пока человек научится поститься именно так, как требует того его душа, данная Богом. Но все равно в начале каждого поста мы надеемся хотя бы отчасти научиться направлять свою волю к духовному желанию: хотеть молится, хотеть разговаривать с Богом, хотеть что-то делать для Бога, Церкви и ближних. Потому-то все святые весьма строго постились сами и единодушно советовали поститься другим, живительную для души силу поста глубоко чувствовали все благоразумные и боголюбивые люди.

Пост является необходимым средством для успеха в жизни духовной и для получения спасения, ибо, отнимая у плоти  излишнюю пищу и излишнее питие, он ослабляет силу чувственных влечений. Отсюда видно, что и польза поста имеет несколько разных смыслов. Он ясно показывает человеку, что для его жизни нужно немногое, и здоровье его зависит не от изысканной, но от простой пищи и питья. Пост очень скоро обнаруживает господствующие в человеке страсти и пороки, к которым он прилепился сердцем, и что плоть его больше всего любит. Но самое главное, что пост делает нас способными к молитве и размышлению о Боге и Божественном. «Кто постится, тот с добрым духом молится», – говорит св. Иоанн Златоуст.

Пост телесный тесно соединяется с постом духовным, наподобие того, как душа наша соединяется с телом, пронизывает его, оживляет и составляет с ним одно целое, как душа и тело составляют одного живого человека. И потому, постясь телесно, в то же время необходимо нам поститься и духовно: «Постящеся, братие, телесне, постимся и духовне, разрешим всяк союз неправды», – заповедует Святая Церковь.

В посте телесном на первом плане – воздержание от обильной, вкусной и сладкой пищи; в посте духовном – воздержание от страстных греховных движений, услаждающих наши чувственные наклонности и пороки. Там – оставление пищи скоромной – более питательной и употребление пищи постной – менее питательной; здесь – оставление «любимых» грехов и прегрешений и упражнение в противоположных им добродетелях.

Сущность поста выражена в следующей церковной песне: «Постясь от брашен, душа моя, а от страстей не очищаясь, – напрасно утешаемся неядением: ибо – если пост не принесет тебе исправления, то возненавидена будет от Бога, как фальшивая, и уподобится злым демонам, никогда не ядущим».

И Великий, и Успенский посты особенно строги к развлечениям. В императорской России даже  гражданские законы запрещали во время Великого и Успенского постов публичные маскарады, зрелища, спектакли. И это естественно, ведь Великий пост заканчивается Пасхой Господней, а Успение Девы Марии по аналогии называют еще и Пасхой Богородицы. По словам свт. Григория Паламы, Богоматерь является как бы границей между тварным естеством и Богом, и к Ней мы тоже, как и к Господу нашему Иисусу Христу, обращаемся за спасением. Святитель Игнатий Кавказский говорил, что «Ей даны особенная власть и особенное дерзновение ходатайствовать пред Богом о человечестве». Потому Святая Церковь, обращаясь с прошениями ко всем Ангелам и Архангелам, говорит им: «Молите Бога о нас», и только к одной Богоматери она употребляет слова: «Спаси нас».

К сожалению, в советское время среди атеистов утвердилась мысль, что пост – это «насилие над личностью». И тем людям, которые придерживаются этого «постулата», напомним: Господь никого не заставляет, никого не понуждает, ни от кого ничего не требует. Как жить, с Ним или без Него, выбирает только сам человек. Пост – это маленький шажок навстречу Богу. Не бойтесь, сделайте его, и тогда Он тоже выйдет вам навстречу.

Олег АФОНИН  

{multithumb}

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Редакция сайта www.lavra.ua

Еженедельная рассылка только важных обновлений
Новости, расписание, новое в разделах сайта

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: